Современная литература

Полочанский мне иногда напоминает Стрельцова, с его тоской, солнечной тишиной и тревожной интонацией. Иногда в нем просыпается что-то Виановское: в восприятии мира как пестрой мозаики, которую нужно собрать, но не до конца, а лучше выпустить из рук, когда казалось, что все уже ясно, — и рассмеяться. Иногда Гоголя: не потому, что пельмени, а потому, что нос. Иногда он хочет быть похожим на какого-то Камю — и когда спохватывается, поздно: Камю уже вылез и нагадил.

Иногда это абсурд в лучших белорусских традициях, люди-пельмени и расчлененка мира выключенной бензопилой. Иногда — в лучших западных — достаточно изящно. Может, Беккет. Поэтому тонкая, на полпачки сигарет и два глотка кофе, книжка не воспринимается как нечто цельное. Будто ее писали трое, четверо, пятеро Алексеев Полочанских. И у каждого свой гвоздь. Для своей надобности.

При всем этом Полочанский пишет так, будто не было не только Виана и Стрельцова, но и бумбамлиту не было, и «Тутэйшых», и вообще ничего не было, только пельмени продавались в «Easy Eater» и дух божий поливал их сметаной. Нагло пишет. Настолько нагло, что назначенная книге редактура оказалась бессильной перед его напором — а может, сдалась после первых же выстрелов. Благодаря этому в книге, очевидно, вопреки замыслу автора, можно встретить челюсти, обросшие волосами (кошмар стоматолога), загадочный комнату под названием «ванная», а герои ее любят все вокруг «лапать», что придает каждому такому движению что-то сексуально-непристойное…

Необходимо выполнить нотариально заверенный перевод и вас интересует где ставится апостиль и где найти специалистов для такого перевода? Заходите на сайт moyperevod.ru и вам помогут на приемлемых условиях.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *